Александр Шустов

Мешок сухарей и архив mp3

Дед с бабушкой всегда держали в запасе мешок соли и мешок сухарей. Они делали это даже в годы расцвета советской империи, когда благополучию ничто не угрожало. Эхо голодного детства в годы Великой Отечественной.

Поколение 70–80-х уже занималось складированием дефицита своей эпохи — коллекции пачек сигарет, пивных банок, вкладышей жевательных резинок. Сегодня в гаражах сорокалетних пердунов погребены под слоями пыли коробки с аудио и видеокассетами и книгами Пелевина. Внутренний кладовщик, рождённых на закате развитого социализма, не остался без работы в третьем тысячелетии. То, что было сложно достать в начале нулевых, снова складировали: музыка, кино, сериалы, архив флибусты. На подходе жёсткие диски со всеми Друзьми, Симпсонами, Стар Треком и миллионами эмпэтришек различных дискографий.

Именно поэтому сегодняшним пердунам из семидесятых и восьмидесятых сложно принять подписки на музыку и кино. Стареющие всё ещё дети боятся убить в себе кладовщика. Это так сложно, осознать саму идею того, что любой контент может быть доступен в любую секунду и также легко отослан на помойку истории. Вся музыка или фильмы мира по цене пачки сигарет и банки пива. А все эти разговоры «жалко денег» или «а вдруг не буду пользоваться, а деньги пропадут» — нелепые детские отговорки. Травмированное поколение 70–80-х.

Каждое поколение бэкапит дефицитные товары своего времени. Гаражи рождённых в 50–60-е до сих пор завалены запасами болтов и гаек, по привычке, на всякий случай. Возможно, дети нулевых сэйвят сторизы из инсты или какое-то подобное говно.

P.S. Кстати, в те самые девяностые мешки с сухарями таки сгодились. Старики знали, политикам любой эпохи, особенно в России, нельзя доверять, и фонтан изобилия в любой момент может иссякнуть по воле очередного бессменного дежурного по стране.